Водоканал Ильи Наринского

Трансляция канала t.me/narinsky

Медитация

Кажется, c медитации окончательно слетел религиозно-изотерический флёр. Ароматические палочки больше не часть фирменного стиля. Теперь медитация — это инструмент типа спорта или психотерапии.

Все хвалят её положительное влияние на концентрацию и способность противостоять стрессу. А мне нравится ещё вот что: я медитирую днём (между 15 и 16 часами) и после получаю как бы второе утро. Такое ощущение, что неокортекс перезагружается, а все процессы просто обнуляются.

 1   5 дн  

Мотивация

Есть один способ легко запускать проекты и вообще доводить дела до конца. Нужно в первую очередь делать самую скучную и сложную часть. Мотивация заканчивается у всех. Но кто-то вначале, пока прет, умеет сделать рутину или же создать базу для её легкого выполнения в условиях отсутствия мотивации.

Самое сложное, скучное, системное — вначале.

 17   13 дн  

Улучшая что-то в одном месте, можно незаметно ухудшить что-то в другом

Иногда, это очевидные вещи: сделали более заметным номер телефона → ухудшили конверсию соседнего блока с формой заявки. А иногда, не очень: улучшили качество фотографий вещей (в Ламоде) → повысили bounce rate при получении товара.

 18   20 дн  

Стейкхолдеры не любят редизайн

Смотрю на успешные, меняющие мир стартапы и замечаю, что их первые продукты не пытались менять мир. Это было не что-то новое, а что-то старое, но с другой бизнес-моделью. Что-то старое — это то, на что люди уже тратили свое время и деньги.

Люди почему-то не делают в своем бюджете заначки на новые продукты. Поэтому, если хочется продать что-то новое, его нужно продавать под старым соусом, который человек покупать привык.

Я дизайнер и мое естественное желание: делать редизайн всего, с чем я работаю. Но стейкхолдеры не любят редизайн — он колбасит конверсию, мутит метрики и нервирует пользователей. Как же быть? Не продавать редизайн, а продавать тестирование гипотез: что будет, если поменять фон, шрифт, цвета и отступы? Это покупают.

 6   27 дн  

Как понять, что дизайн хороший

В 2004 я открыл дизайн-студию: зарегистрировал юр. лицо, нарисовал логотип, запустил сайт. В портфолио размещать было нечего, поэтому я вообще не стал делать этот раздел — типа так и должно быть. А первые клиенты, которые пришли через контекстную рекламу, почему-то не спрашивали про него.

К этому времени я уже более-менее умел обходиться без чужой графики. На предыдущей работе меня научили оперировать плашками и рассказали, что макет может приниматься легче, если помимо шапки с футером дизайнить ещё и внутреннюю часть. Я продавал, рисовал, верстал, настраивал цэмээс, заливал контент, занимался поисковой оптимизацией и пытался поставить этот процесс на поток. Через три года стало ясно, что эффективный бизнес и углубление дизайнерской экспертизы — два противоположенных пути. Ты либо делаешь быстро, шаблонно и зарабатываешь; либо пробуешь новое, растешь в дизайне, но не зарабатываешь. У меня не получилось совместить.

Основная претензия к людям со студийным опытом заключается в том, что они привыкли вести проекты до сдачи клиенту, а не до достижения каких-то показателей. Им обычно не сообщают, какие из их дизайн-решений сработали хорошо, а какие нет. Такая работа не подразумевает тестирования гипотез и наблюдения за пользователями.

Когда в 2011 я пришел работать в Яндекс, Лола Кристаллинская спросила меня: как я понимаю, что мой дизайн хороший? А я даже не понял вопрос. Ну клиент принял, друзья похвалили, лайки собрал — как ещё понять-то?

 24   1 мес  

Чем обладает хороший дизайнер?

Способностью понять задачу, задать правильные вопросы, а затем решить ее, используя дизайнерские навыки. Понять — это софт, а решить — это хард скиллс.

Но за словосочетание «софт скиллс» в 2003 били по лицу, а дизайнеры пересылали друг-другу шутейки про «тупых заказчиков». Максимум, что я сам тогда понимал про свои умения — это то, что я каким-то образом, если повезет, могу нарисовать три варианта шапки, меню и футера — один нормальный, а два оттеняющих. А после сражаться с попытками увеличить логотип, поиграть с цветами и заменить шрифт на более интересный.

В дизайнерском сообществе тогда обсуждали в основном технические скиллы. А большинство заказчиков считали дизайнера смесью веб-мастера с электронным художником.

В студии я проработал полезные полгода, научился каким-то вещам и ушел делать свою.

 18   1 мес  

Работа в студии

В 2003 я переехал из Иркутска в Москву. Мне исполнилось двадцать лет, я планировал работать веб-дизайнером. В моем портфолио было несколько сайтов, из которых только один был сделан для внешнего заказчика — это означало, как минимум, отсутствие опыта работы с возражениями и искаженное представление о профессии.

Я устроился работать в дизайн-студию, потому что хотел получать зарплату. В первый же день я понял, что дизайнить по расписанию очень тяжело. А ещё непонятно, как делать сайты для автосервисов, используя диск с абстрактными картинками.

Студия занимала две комнаты в Институте проблем управления, но несмотря на свой скромный размер, сайты делала нормальные по картинке, по функциональности и по бюджету. Помню, меня поразила стоимость сайта для одного из дилеров Пежо — 14 000 $, хотя работа и правда была большой и сложной. Моя зарплата формировалась из фикса в 200 $ и премии, которая выплачивалась, если мой дизайн попадал в продакшен, но он не попадал.

 20   1 мес  

Дизайн начинается с содержания

Первый сайт для заказчика я сделал в 2002 году. У меня был диск с абстрактными обоями для рабочего стола, которые я использовал в качестве графического донора. Я брал какую-то картинку, разбирал на части и делал «свой» дизайн. Этичность меня не волновала — в 2002 девяностые в Иркутске еще продолжались: мы рисовали, как могли. Несмотря на то, что я мог повторить в Фотошопе почти каждую конкретную деталь, я не понимал, как именно графика должна придумываться с нуля. Какими должны быть элементы и как их расположить. Тогда было неочевидно, что дизайн начинается с содержания.

Сейчас я почти всегда дизайню от заголовка. С его формулировкой приходит понимание, какой вообще должна быть страница.

 19   2 мес  

Создание электронной музыки и дизайн интерфейсов имеют схожий процесс

Сначала создаются базовые элементы, некоторые из которых затем объединяются в группы. Дальше из этого конструируется интерфейс или музыкальный трек. Базовые элементы в интерфейсе — это кнопки, инпуты, чекбоксы, текстовые стили; а в музыке — отдельные звуки. Группы в интерфейсе — это формы, карточки, списки, навигация; а в музыке — семплы.

Следующий слой — это настроение, эмоциональная окраска, брендинг. В интерфейсе он задается визуальной стилистикой, текстовыми формулировками и обратной связью (реакцией интерфейса на действия пользователя). В музыке — тональностью и мелодией.

Еще есть разные акцидентные приемы: странные звуки, непривычное использование инструментов, смешивание стилей. В дизайне — это тоже разного вида странности.

 18   2 мес  
Ранее Ctrl + ↓